Мнимый поцелуй сквозь мнимую стену

 

Вартан Акопян снял и отдал на суд зрителей очередной свой кинопроект. «Поцелуй сквозь стену» (2011 год) — романтическая комедия с поэтическим названием и сказочным сюжетом.

Предыдущая кинолента режиссера имела более лаконичное название, но зато с древнегреческими корнями. Этот  «Платон» знаменит тем, что центральную роль в нем играл Павел Воля.   

Многие источники выдают эту киноисторию за дебют В. Акопяна в полнометражном игровом кино. Но  это не так. Первым был  «Кошачий вальс», появившийся на экране в 2006 году. Это  тоже комедия с обязательными чудесами и волшебными превращениями. Из этой троицы, пожалуй, только «Платон» обладает художественными достоинствами. Павел Воля привычно играет своего гламурного подонка  в предлагаемых обстоятельствах. Елизавета Лотова просто хорошо играет, так как профессиональная актриса. И плутовской роман, превращаясь в роман плута, дарит грусть, а не раздражение.

Главный герой «Поцелуя...» Кеша (Антон Шагин) похож на инфантильного дурачка. Это уже второй инфант в биографии актера. Но если в фильме Юрия Грымова « На ощупь» это оправдано, так как герой от рождения слепой и живет в своем тактильном мире. И вполне ясно, почему прозрев, он выглядит чужаком в окружающем пространстве, и в отличие от нас, обывателей, знать не знает, кто такой Андрей Малахов. Но Кеша-то видит и слышит, но абстрактно мыслить в свои двадцать с чем-то не научился. Для него любой поющий грузин — это Валерий Меладзе.

Этот Кеша по началу ассоциируется с влюбленным Пьеро из театра кукол Карабаса-Барабаса. А Карабас-Барабас — колдун и шарлатан в одном стакане — его хозяин, в смысле работодатель (Александр Адабашьян). Человек, «проходящий» сквозь кремлевские стены и, носящий ни к селу ни к городу имя, — Ярило Ольгович. Это уже потом, когда настоящий волшебник (Иван Охлобыстин) подарит Иннокентию способность (понятно за что, за его доброе-доброе сердце) действительно проходить сквозь стены — любые, даже банковские, — герой превращается в Буратино. Ну и творит всякие чудеса и проказы. Все ради любви к девушке с «говорящим» именем Алиса. 

Об Алисе, вернее об актрисе, которая ее играет, разговор отдельный. Карина Андоленко. Оказывается, на экране она поселилась еще в 2008 году (дебют — «Розы для Эльзы» Егора Кончаловкого). И Школу-Студию Художественного театра закончила. И на сцене «Сатирикона» играет. Ну почему такое ощущение, что это неправда. Что перед нами дебютантка, причем без образования и таланта. Хотя... главная ответственность за это лежит и на сценаристе, и на режиссере, как на родителях — за воспитание детей. 

Идея соединить двух культовых персонажей девяностых и нулевых — Охлобыстина и Волю — кажется замечательной. Но механическое соединение, само по себе, бессмысленно. Высекать художественные и культурологические смыслы так, чтобы они «читались», да еще с юмором (комедия все-таки), —  дело непростое. К тому же сейчас, когда в каждом втором фильме появляются оба актера, всегда не хватает третьего, например,— Гоши Куценко. Тут уже не до художественных ассоциаций. Если  Ургант и Хабенский спасают бекмамбетовские проекты, то Воля с Охлобыстиным  спасают все остальные. Но силы не безграничны. 

В тексте главного злодея фильма, выражающего его профессиональное кредо, есть такие слова, что нельзя,  мол, нервничать снайперам, хирургам и колдунам. А нам, зрителям, значит можно? Кто о нас-то, бедненьких, позаботится?                                  

                                          

                                                     

 

 

    

(0 голосов)
0 5 0